дети войны

К сожалению, дети всегда становятся невольными участниками событий. Дети Великой Отечественной войны – это нынешнее старшее поколение. Родные. Знакомые. Просто люди, которые живут рядом с нами. Порой мы даже не догадываемся, что у каждого из них есть своя, необыкновенная история военного детства.

«Я был на очереди»

Александр Власов – врач-дерматолог, уже пятьдесят три года он трудится в ЦМСЧ № 91.

Александр Александрович родился в 1940 году в деревне Казанаево Артинского района. Был он младшим ребёнком в большой семье. Когда Саше исполнился год, отец ушёл на фронт, мать осталась одна с пятью детьми. Работала на конеферме, денег не было, хлеб давали по карточкам. По весне разрешено было на совхозном поле собирать мёрзлую картошку, оставшуюся в земле с осени.

Вся деревня голодала. Старшая сестра Александра Александровича – Татьяна – умерла от голода. «Я был на очереди», – рассказывает Александр Власов. В 1945 году, пятилетний, он перестал ходить, ноги опухли от голода. Его положили на печку, откуда сам он спуститься уже не мог – маленький, измождённый, голодный. Мать, как могла, выхаживала его, иногда на тележке возила с собой на конеферму, там было тепло и уютно. Лечила она маленького Сашу народными средствами, медпункта в деревне не было, фельдшера забрали на фронт, где он и сгинул.

Положение семьи усугубилось, когда однажды днём, мать в это время была на ферме, в дом зашли трое, приказали детям молчать и забрали абсолютно всё съестное. Когда мама пришла с работы, застала в избе ревущих ребятишек и пустые шкафы и полки. Неизвестно, чем бы всё закончилось для семьи Власовых, но, к счастью, вернулся с фронта отец.

«Я отчётливо помню, как он зашёл в дом, с маленьким чемоданчиком и вещмешком на плече, – вспоминает Александр Александрович. – Мне, лежащему на печке, дали столовую ложку красного вина и размоченное в нём немецкое печенье».

С приездом отца голод отступил, но жизнь всё равно была ещё настолько тяжёлой, что в школу в семь лет Сашу не отдали, потому что ходить ему туда было просто-напросто не в чем. Когда мальчику исполнилось девять, он сам записался в первый класс и объявил об этом родителям. Потом, зимой, они со старшим братом Павлом ходили в школу по очереди, через день – в отцовских валенках.

К сожалению, фотографий времён войны у Александра Александровича не нашлось, но сохранился снимок 1969 года, когда молодой врач Александр Власов приехал в наш город.

«Из еды лишь мешок киселя…»

По данным российского демографа Леонида Рыбаковского, в годы Великой Отечественной войны в СССР родилось около 18 миллионов детей. Среди них – герой следующей истории – музыкант, хормейстер, Юрий Казаков.

Юрий Петрович родился в разгар войны, 30 июня 1943 года, в северном Ивделе. Его мама работала секретарём в спецсуде, разбиравшем дела заключённых. Декретные отпуска для женщин в то время были, правда, длились они всего 28 дней после родов. Маленькому Юре не исполнился и месяц, когда его мама вынуждена была выйти на работу, благо соседская бабушка согласилась «водиться» с ребёнком.

Война и голод всегда рядом. Вот и мама Юрия Петровича жила впроголодь, но готова была выдержать всё ради единственного сына. Однажды она, приготовив кашку и дождавшись няню, убежала на работу. На половине пути вспомнила, что оставила дома карточки, вернулась и застала такую картину: малыш послушно открывал рот, но далеко не каждая ложка доставалась ему, соседская бабушка поедала детскую порцию. Мама была обескуражена и возмущена. Выхода, однако, не было – другой няньки взять негде.

После на работу Юрина мама уходила с тяжёлым сердцем и старалась побольше вечером кормить ребёнка грудью, исхудала, как тростинка. А Юра в результате стал таким толстеньким, что врач в детской консультации сказал ей: «Если Вы не перестанете его так кормить, он лопнет».

Немного позднее, вскоре после войны, когда Юрке было восемь лет, произошёл с ним такой случай. Мама в составе суда улетела на служебном самолёте в какую-то дальнюю колонию. Юра в то время приболел, мама закрыла его в комнате, где они жили, оставила еды на день и пообещала к вечеру вернуться. Однако разыгрался буран. Погода была нелётной целую неделю. И всю эту неделю Юре пришлось просидеть одному в комнате. Из еды у него был только мешок сухого киселя. Запасов тогда в семье не водилось.

Хотя детство Юрия Петровича Казакова проходило в глубоком тылу, ему однажды довелось вживую увидеть фашистов. В 1953 году тётка взяла его с собой в Харьков на летние каникулы. Всё лето Юра носился по послевоенному разгромленному городу с местными мальчишками, и там, в Харькове, он однажды увидел, как по городу проводили колонну немецких военнопленных.

«Было очень страшно!»

93-летняя Любовь Алексеевна Губенина 35 лет проработала на строительстве разных объектов атомной отрасли Советского Союза – в Челябинске-40, Красноярске-45, Свердловске-44, у нас – в Свердловске-45. Была строителем, потом десятником, старшим десятником, инженером-сметчиком. В Челябинске-40 в 1957 году ей суждено было стать участницей ликвидации аварии на комбинате «Маяк».

Когда началась война, Любовь Алексеевна с родителями, младшими сестрой и братом жила в Калуге. Девочке было 12 лет. Осенью, во время уборки картошки, она впервые увидела немецкие самолёты, которые летели в сторону Москвы.

На всю жизнь Любовь Алексеевна запомнила, как однажды встретилась глазами с фашистским лётчиком. Она рассказала:

– Фашистский самолёт летел вдоль улицы в Калуге и расстреливал всех, кого видел. В меня он тоже стрелял, но не попал. А попал в мостовую, стены домов и краеведческого музея. Самолёт летел очень низко, и в какой-то момент я встретилась глазами с фашистским лётчиком, было очень страшно! Такое не забывается!

В начале октября объявили эвакуацию. На вокзале женщин, детей, стариков погрузили в вагоны «из-под лошадей». С противоположной стороны города часто доносились звуки взрывов и шум техники. По дороге поезд, в котором ехала маленькая Люба со своей семьёй, дважды бомбили. Почти два месяца они ехали в Узбекистан, в город Коканд, часто пропуская встречные поезда с солдатами и военной техникой.

Ещё раз немцев, уже пленных, девочка увидела после войны. Они работали на ремонте вагонов и паровозов на паровозостроительном заводе, на котором трудился её отец.

77 лет прошло со дня окончания Великой Отечественной, самого страшного события ХХ века. Ветеранов-фронтовиков и тружеников тыла всё меньше. Давайте не будем забывать о живущих рядом с нами людях, чьё детство было опалено войной.

подготовила Ольга МИСЛАВСКАЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите комментарий!
Я согласен на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности персональных данных

Пожалуйста, введите ваше имя