Много лет я проработала в редакции местной студии телевидения, встречалась и с ветеранами Великой Отечественной войны. Остались телеочерки, рассказывающие о боевом пути этих героев, об их неустрашимости и самоотверженности. Я хорошо помню их всех, со многими поддерживала дружеские отношения до конца их жизни.

Но об одном человеке, ставшем по-настоящему родным, я так и не рассказала, сдерживало ложное понятие скромности, ведь этот человек был моим свёкром.

Михаил Григорьевич Староверов – кадровый военный, заслуживает того, чтобы вспомнить и его боевой путь, потому что нельзя забыть ни одного героя войны.

Я помню впечатление от первой встречи, когда состоялось наше знакомство: высокий, моложавый, в безупречно сидящей форме, в высокой папахе, он даже внешне был образцом военного, а когда я вошла в эту семью, то узнала его как необыкновенно порядочного, доброго и внимательного к людям. Жизнь этого человека – пример реальной любви, дружбы и силы духа.

Когда мы 9 Мая шли по Коммунистическому проспекту после парада, к нему подбегали дети, протягивали цветы, поздравляли, а мы очень гордились, что идём рядом с героем, грудь которого украшают боевые ордена и медали.

А потом мы собирались за семейным праздничным столом и после первого тоста «За Победу!» просили рассказать о войне.

В начале июля 1941 года по первой мобилизации ЦК ВЛКСМ группу комсомольцев, в составе которой был и Михаил Староверов, из Зеленодольска, где он работал на заводе технологом, направили на курсы заместителей политруков в Елабугу. Три месяца обучения – и политрук Староверов был направлен на Западный фронт в состав разведроты 25-й отдельной стрелковой бригады. В начале декабря бригада была переброшена на Волховский фронт, где в районе Тихвина вступила в жесточайший бой с фашистами, пытавшимися блокировать Ленинград с востока.

Волховский фронт… Сколько написано об этих трагичных событиях, когда советские войска несли безвозвратные потери в сотни тысяч человек.

Более шести месяцев воевал здесь молодой политработник. Неоднократно в составе разведгруппы уходил в тыл к немцам на выполнение заданий командования. Здесь в 1942 году вступил в ряды членов партии, был выдвинут на должность заместителя начальника штаба батальона по разведке. Здесь получил и первое ранение – в левое плечо.

Под Любанью наши войска попали в окружение. Два месяца отбивались солдаты, пытаясь выйти из окружения. Два месяца под непрерывными обстрелами и бомбёжками, без продовольствия. Спасение для умирающих от голода людей состояло в том, что осталось много лошадей, убитых ещё зимой. Однако и протухшая конина скоро кончилась, многие умирали при несении боевой службы.

Только к июню 1942 года вражеское кольцо было прорвано. По узкому коридору в районе Мясного Бора, который обстреливался миномётами и артиллерией противника, устремились бойцы, вынося раненых. Левая рука – на привязи, а в правой – револьвер, так выходил из окружения политрук. Тяжело было сознавать, что из 450 человек в живых осталось только восемнадцать.

После лечения в госпитале Михаил Староверов был направлен на формирование 49-й механизированной бригады на должность помощника начальника политотдела по комсомольской работе. Впереди был Брянский фронт, а с декабря 42-го – Юго-Западный, в составе которого его бригада участвовала в боях по окружению фашистских войск под Сталинградом. В этих боях Михаил Григорьевич был тяжело ранен. Множественное осколочное ранение обеих ног давало о себе знать, особенно с возрастом. А после госпиталя готовил кадры для фронта в военном училище.

Вся жизнь Михаила Григорьевича и после войны связана с армией. Он окончил военную академию, работал на строительстве космодрома Байконур, участвовал в испытаниях на атомном полигоне, служил в ракетных частях. Прошёл путь до начальника политотдела части.

Всегда по-военному дисциплинированный, энергичный, честный, а ещё весёлый, любознательный – таким он и остался для всех нас, его родных.

За праздничным столом 9 Мая мы всегда ждали, когда отец возьмёт гитару и, перебирая струны, запоёт:

Свиданья час и боль разлуки
Готов делить с тобой всегда,
Давай пожмём друг другу руки –
И в дальний путь на долгие года…

Боль разлуки ощущается до сих пор. Но побеждает чувство гордости за самоотверженность и героизм военного поколения, у которого трепетное служение Родине, народу было высшим правилом жизни.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите комментарий!
Я согласен на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности персональных данных

Пожалуйста, введите ваше имя