21 марта – Всемирный день поэзии. А 20 марта – Международный день счастья. Ну разве не сама судьба поставила в календаре рядом эти два замечательных праздника? Два лучших ощущения, объединённых, как и её величество Любовь, одними молекулами: радости, восторга, творчества.

ЛИСы встретили свой день – а это был ещё и день их 31-летия – праздником «Юбилей с хвостиком». В «Бажовку» пришли все, кто любит и ценит поэзию, гости и друзья клуба, коллеги по цеху (актёры театра «Премьера»), – все с тёплыми, искренними поздравлениями, пожеланиями непрекращающегося полёта вдохновения, пришли с подарками – будь то театральная сценка, классический музыкальный этюд, бардовская композиция, огромный торт или картина – всё было мило и приятно.

Зал окунулся в атмосферу высокого слова и творчества. Были: рассказ и видеофильм об истории клуба, его многочисленных поездках на фестивали и конкурсы во многие города области и России, были песни на стихи ЛИСовцев и стихи…

 Лада АНКУШИНА

Надежда

Вчера февраль устало лёг
Под снежный полог.
Сегодня – мартовский денёк
Белёс, но долог.

Пусть не прибавилось тепла,
Но ярче тени…
И вновь надежда ожила
На воскресенье.

Евгений ВАРФОЛОМЕЕВ.

Наважденье

Зачем в холодный и морозный день
Ты в жизнь мою, меня совсем не зная,
Вошла, как вдруг зацветшая сирень,
Нас летним ароматом опьяняя.

Жизнь завертелась, словно колесо,
Прощаясь, я мечтал уже о встрече,
В мечтаньях я ласкал твоё лицо,
Целуя губы нежные и плечи.

Исчезло всё, как утренний туман,
Растаял аромат волос и тела,
Всё было сном, но в сказочный обман
Моя душа поверить не хотела.

О, Боже! Почему же это сон?
Откуда этот аромат и губы?
Откуда был тот тихий перезвон,
Откуда так призывно пели трубы?

А впрочем, всё равно уже теперь,
И пусть в душе, израненной виденьем,
Надолго, видимо, закрылась дверь,
Чтоб уберечь себя от наважденья.

Ирина МАТВЕЕВА

Судить любовь?

Просил остаться на пять минут
И до рассвета сжимал в объятьях.
Шальные мысли, что дома ждут,
Тонули стонами в складках платья.

Снимало небо святой обет
Мерцаньем звёздным, луной лукавой.
Дрожанье пальцев – ночной секрет…
Судить любовь?
Не имею права.

Отключи любовь

Опускается вечер на город,
Ты по улицам бродишь одна
Вдоль кустов, фонарей, в мельхиоре.
Но в природе – как будто весна.

А на сердце – январская стужа.
Стал свидетелем старый вокзал:
ОН сказал, что семье БОЛЬШЕ нужен,
«Ты любовь отключи» он сказал.

Семафор просигналил тревожно.
ОН уже не вернётся в твой дом.
Что «любовь отключить» невозможно,
ОН уже не узнает о том.

Галина ПЕТРОВА

Ночь

Снова ночь в завьюженном городе,
Убаюкан мой город метелями.
И тоска на другом конце провода,
И хандра, как запой. Неделями.

Я в слова, как в манто, закутаюсь,
Буду верить в мечту, как девочка,
Дни и месяцы перепутаю…
В Храм войду со свечой и вербочкой.

Цвету улыбкой

На стылых окнах – узор из кружев,
А сердцу жарко в январской стуже,
А сердце нежностью полыхает,
Дыханье в тёплой улыбке тает.
Цвету улыбкой я без причины
И грежу рядом с моим мужчиной,
Во сне мечтая о том, что будет:
Как вместе мы из обычных будней,
Из дней неярких, простых и сложных,
Построим то, что сломать так сложно.
Не дом построим, а что-то больше,
Что крепче стали, но шёлка тоньше.

В автобусе

В автобусе сонном, забыв приличия,
К тебе прижаться стало привычным,
В твоих объятьях душою греться
И жить мечтою, и видеть сердцем.

Анатолий КУЗНЕЦОВ

Межсезонье

Задаёт молчанье камертон.
Стихло всё,
а вроде – заполошно.
Прошлое случается – потом,
И бывает – Будущее – в прошлом.
Под напев о некой Натали,
Чёрной речке, чёрном пистолете,
Небе и на краешке Земли
Год – к концу,
а мнится, – что Столетье.
Принимается и без обиняков
Быстролётным озареньем блика:
Вечность близко,
Вечность далеко –
За обратной перспективой Ликов.

Смотришь ли вперёд или назад –
А Судьба – голимая прореха.
Тонут в иле городских громад
Все следы,
их призраки и эхо.
Волочится цепняком ядро
От и До,
назойливо камлая.
Парадиз случайного бистро
Сразу намекнёт обряд Изгнанья.
Крут психологический этюд,
Как балет, где Ангелы и Гидры,
По которым равно слёзы льют
Беспристрастно ёмкие клепсидры.
В лабиринты лавок и контор,
Приготовив острые занозы,
С перевалов задубевших гор
Целятся сердитые морозы…

Сергей ВОЛКОМОРОВ

Первая любовь

Память накрывает, как волна.
Влюблённость. Первая Она.
Чистая, как солнечный свет.
Училище. Педсовет.
Уроков расписание. Рук первое касание.
Лучшая в кадрили и на кроссе.
В дискотеку юбку короткую носит.
Я робкий, несмелый. Выручит танец белый.
Рука в руке. Остальной мир вдалеке.
Подъезд, лестничный пролёт.
Первый поцелуй. Вспышка. Улёт.
Счастье. Невинные подростки.
Тонкий запах олифы или извёстки.
Поцелуи лишь. В окно глядишь.
Дом мамы у реки. Братьев «партаки»
Карты. Ножики. Игрушки-ёжики.
Ссоры по кругу. Пьяная подруга.
Оставшись одна, провожала у окна.
Тонкий силуэт. Лучше её нет.
Время идёт. Проводы. Флот.
Военный маршрут. Слёзы текут.
Якоря, ленточки. Строчки от девочки.
Письма в Приморье. Разрыв. Горе.
Пазлы памяти перебираю нервно я.
Такая вот любовь первая.
Такие вот подробности.
И этот стих, как прости.

Александр МИТРОХИН

Весенняя шутка

Вот и всё, снега поплыли,
Тают белые дворцы,
По дворам коты завыли,
Знать, готовятся в отцы.

И дерутся, и рыдают –
Вот, где страсть, огонь, азарт!
На хвосты им наступает
Озорной мальчишка Март.

Распаляет кровь кошачью,
Да не в шутку, а всерьёз,
Так что даже крыши плачут –
Жалко их, бедняг, до слёз.

За какой-то хвост облезлый
Бьются в пух и в прах коты…
Я ведь тоже не железный:
Где же, миленькая, ты?

Вот и всё, снега сомлели,
В лужи первые гляжусь.
Неужели, неужели
Ни на что я не гожусь?

Неужели, неужели
Я нечаянно раскис?
Выйти, что ли, в самом деле,
Прогуляться на карниз?!

Март бушует в моем теле,
Ну позови ж меня: «Кис-Кис!»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите комментарий!
Я согласен на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности персональных данных

Пожалуйста, введите ваше имя