Они – те героические женщины-медики, кто начинал борьбу с COVID-19 в городе. Те, кто своей женственной, но твёрдой рукой, холодным умом и большим желанием вылечить всех больных старались держать оборону и сражаться на ковидном фронте до победного конца.

Организация госпиталя

Начиналось всё с инфекционного отделения ЦМСЧ № 91 и тридцати коек для коронавирусных больных в посёлке Горный. Шла тревожная весна 2020 года, число заболевших в округе росло.

Ольга Александровна Рудницкая – врач-инфекционист, ковид-воин, смелая и отважная защитница. Наверное, её главное оружие – спокойный, чуть глуховатый, но какой-то проникающий в тебя голос и эта, мягко сдерживающая все твои кипящие эмоции, уверенность. Она не знает, как пойдёт твоё лечение, насколько подточил тебя коварный вирус и что он натворит ещё, но она твёрдо знает, что поможет, вытащит, сделает всё, чтобы удержать в своих руках ниточку твоей жизни.

– К нам, в Лесной, первый пациент с подозрением на коронавирусную инфекцию поступил в мае, – рассказывает Ольга Александровна. – Выяснилось, что он общался со многими людьми, да и с персоналом отделения. Смену закрыли на четырёхдневный карантин, врачи, медсёстры, весь персонал остался внутри. Больного спустя сутки отправили в Нижний Тагил, поскольку состояние его катастрофически быстро ухудшалось.

Было всё: респираторы, маски, очки, противочумные комбинезоны, разработанные ещё в советские времена, надёжные бахилы… Не было опыта общения с подобной заразой и лечения. Никто не знал, как она распространяется, с какой скоростью и последствиями. Убивала неизвестность, и был элементарный человеческий страх. Такой же, как у любого нормального солдата, готовящегося к бою и понимающего, что он может быть ранен, убит… И насколько он будет тяжёлым, этот бой, медики Лесного даже не предполагали.

Вскоре были заняты три этажа здания терапии. Так появился ковидный госпиталь, и поток больных с трудом вмещал даже он. Только через инфекционное отделение в минувший год прошли более 700 больных.

«Красная зона»

– Я к тому времени перешла на работу в этот терапевтический корпус, – вспоминает Ольга Рудницкая. – О том, как работалось в «красной зоне», не забудем никогда. Мы все находились в постоянном напряжении. Идя в «грязную» зону, тщательно одевались в комбинезоны и проверяли друг друга, подклеивали очки и респираторы (нельзя было оставлять никаких щелей). Ели один раз – надо было раздеться перед входом в чистую зону, а это – лишние усилия, время. Были сложности с туалетом, на лицах горели следы от респираторов, шелушилась кожа на руках от постоянного пребывания в перчатках, очки запотевали…

Тяжёлых больных с низкой сатурацией (насыщением крови кислородом) и высоким процентом поражения лёгких поступало всё больше, особенно пожилых людей. У некоторых состояние ухудшалось резко, в течение 2-3 часов, начиналась паника.

– Не только больные, мы тоже порой терялись от таких жестоких темпов, но держали себя в руках, – говорит Ольга Александровна. – Самыми тяжёлыми были дни смерти пациентов. Девчонки ревели над «своими» – теми, кого выхаживали. Я отправляла их из «красной зоны» прийти в себя, успокоиться. А сама, когда тяжёлый или безнадёжный случай, ревела в коридоре навзрыд, а от слёз очки запотевали. Потом тормозила себя: боец я или кто? Мы были – один спаянный коллектив: терапевт Ольга Сергеевна Чернякова, у нас с ней на двух этажах одновременно наблюдались 94 больных человека; терапевт Ольга Николаевна Наточий, по трое-четверо суток (как и мы все) не уходившая домой; медсёстры: Татьяна Зиганшина, Елена Громова, Елена Колотова, Светлана Грищенко, старшая медсестра Марина Ребро, завхоз Диана Шевченко.

Конечно, были, были и светлые дни, много настоящих побед и даже фантастические случаи.

– К нам поступила бабушка 95 лет с 55% поражения лёгких. Слабенькая, бледная. Никому ничем не докучала, персонал её почему-то выделил и полюбил. Так вот, ушла она от нас домой своими ногами, – вспоминает врач-инфекционист. – Или ещё одна тяжёлая пациентка, у которой 70% лёгких были поражены. Мы приняли все необходимые меры, потом добились определения её в стационар нижнетагильской больницы (было очень сложно с местами). Я звонила ей и врачу, консультировалась по поводу лечения. Выжила она. И на Новый год пришла к нам в отделение с поздравлениями и подарками. Сказала: «Не вы бы, так не жить мне было больше на этом свете».

Заполняя как-то ведомость за декабрь, Ольга Александровна отметила: отработано каждым 359 часов вместо 160. Медики приходили на работу в 7 часов утра и заканчивали уже ближе к полуночи. Домой – два раза в неделю – увидеть детей, навестить родителей, отмыться и просто вдохнуть домашнего воздуха. «Красная зона» Ольги Рудницкой длилась десять месяцев.

Отважный Терапевт

Нельзя не рассказать об ещё одной медицинской воительнице – Надежде Азатовне Ренжиной. Она – Терапевт с большой буквы, одна из первых, кто вышел из кабинета поликлиники и отправился по домам брать мазки у заболевших и контактных. Да, в «комбезе», в респираторе, с дезинфицирующими средствами… Но только не все рискнули сразу. А у неё – более тысячи пациентов, и к каждому она приходит лично и не раз.

– Я должна своими глазами убедиться, как там мой больной. Сходить, увидеть, помочь, – говорит Надежда Азатовна.

Наверное, это и есть то самое чувство настоящей причастности к своему городу, его людям. Наверное, только оно даёт силы для таких благородных, самоотверженных поступков.

Да, медики – наши герои, это сейчас очевидно, как никогда. И надо признать, что успех в противодействии COVID-19 зависел и зависит от них. От них и учёных. А бездействовать нельзя! И самый действенный метод выхода из кризисной ситуации – прививка, безусловно укрепляющая иммунитет.

Слушайте врачей, они, вышедшие на передовую ковидной войны, – за вакцинацию! Прививайтесь.

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Большая благодарность нашим врачам, которые спасали жизни больных, не жалея себя. Спасибо вам!!! 🙏🙏🙏

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите комментарий!
Я согласен на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности персональных данных

Пожалуйста, введите ваше имя