Настя Солодухина – на удивление спокойный, уравновешенный человек. Говорит, не выпаливая мысли, как бывает, особенно в живом диалоге, а беседует обстоятельно, чуть задерживаясь, подумав. К ней хочется прислушаться и сделать, как она советует. Необычный дар. Медику, впрочем, в самый раз.

Анастасия Солодухина – фельдшер. По образованию и призванию. Больше десяти лет была фельдшером «скорой». А это особая стезя. Больше скажу: это всегда тройная ответственность, знания, помноженные на опыт, личная решительность и уверенность. Не все ведь готовы вместо врача встретить у порога фельдшера, предубеждение порой перебарывает: всё равно ведь только средний специалист, не доктор, а ну как не справится? Её принимают. Особенно те, кто уже сталкивался с её мудрым вниманием.

А в период пандемии коронавируса «Скорая» – это передовая. Причём передовая, на которой не знаешь, когда начнётся очередное «вражеское» наступление, каковы силы «противника» и как долго ещё нужно держать «оборону». Просто работаешь с восьми до восьми, не видя практически семью, не участвуя в её жизни, бесконечно переодеваясь в костюм – к ковидным больным в полном облачении, к сердечникам, гипертоникам, астматикам, на любые приступы боли, по бестемпературным вызовам – в маске, халате и с дезинфекционным материалом. Оперативно, дружной командой, в полной боевой готовности духа. От 25 до 30 вызовов в день…

Последние же два года Анастасия, после дополнительных курсов по лечебному делу (в Перми), работает на телефонных вызовах. Фельдшером. На деле – земским врачом, привыкшим уже к вынужденной роли доктора-универсала, к которому обращаются с любой болью. Настало время, к сожалению, когда из-за нехватки врачебных кадров, в экстремальной ситуации пандемии, когда болезнь косит врачей наравне с пациентами, а твой опыт вот так форс-мажорно пригождается, впрячься в эту нагрузку, занять этот пост.

Она тоже переболела ковидом. Тяжело. Очень боялась за своих маленьких детей (Кате – 8, Вере – 6, Коленьке – 4). Но в семье, вроде, пронесло: ни муж, ни родители, ни дети не заболели. Уже подарок судьбы. Однако она готова ко всему. Увидела за последнее время достаточно.

Этого молодого ещё мужчину, работника комбината, запомнила навсегда. Он приехал из жарких стран, никаких хронических заболеваний, пролечился. Но чувствовал себя очень плохо. По всей видимости, рассуждал так: раз принял лечение, зачем ещё беспокоить врачей? Но ему становилось всё хуже.

– Слушаю его стетоскопом и не верю: двусторонняя пневмония, – рассказывает Анастасия Андреевна. – Сатурация низкая, бледный, слабый… Вызываю родную городскую «Скорую», еду с ним в больницу (даже встать не смог, воспользовались носилками, кислородной подпиткой). Но коронавирус уже сделал своё чёрное дело, лёгкие были поражены почти полностью… Он прожил всего лишь сутки. Не смогла сдержать слёз. Это было начало моей более чем годичной «ковидной» практики. И такое жестокое.

Да, прошлогодняя осень очень была тяжёлой. С лиц медиков не сходили отпечатки масок, отделения переполнены, вызовы – волной, приходят на смену, а там ещё с предыдущей смены хвост записей на вызовы, которые можно было отложить на утро, хроники-то остались, и они тоже требовали внимания.

Медики говорят, что ситуация заболеваемости коронавирусом повторяется нынешней осенью, только в ещё больших масштабах. И в связи с этим ещё более остро встаёт вопрос обслуживания людей с хроническими заболеваниями (онкология, астма, гипертония, травмы), которые без скандалов отошли как бы на второй план в период эпидемии, ждут, когда обстоятельства позволят врачам заняться ими, но всё так же болеют, нуждаются в помощи и консультации. А вот ведь приходится на время действительно отойти в сторону, хоть жизнь несётся вперёд, и их болезни не проходят сами, а лишь усугубляются.

– Прихожу к таким своим больным, успокаиваю, как могу, – говорит Анастасия Андреевна. – Убеждаю лишний раз не появляться в поликлинике (чтобы не подхватить ещё и инфекцию), строго соблюдать прописанный домашний режим лечения, больше гулять на свежем воздухе, читать и больше знать о своём заболевании, быть на телефоне с лечащим врачом. И не поддаваться панике.

Моя мама, Анжелика Петровна Коренюк, медсестра кардиологического отделения, сейчас работает в «красной зоне», в реанимации. Часто советуюсь с ней, она – стажистка, жизнь сталкивала её со многими ситуациями. Есть у меня и блестящий наставник, любимая моя Ольга Александровна Рейх, зав. отделением неотложной медицинской помощи. Врач от Бога, начинали с ней в 2019 году, когда отделение только было создано. Никогда в помощи не откажет! А ещё всегда рядом опытный фельдшер Екатерина Игоревна Жарикова. Вопросов-то ведь много, часто встречаешься с атипичными симптомами заболевания. Тут только чей-то опыт в помощь. Мы здесь, по сути – команда. Вот только мало нас, кадровый голод в ЦМСЧ № 91.

Хроники и текущие больные (особенно с острыми случаями, требующими операционного вмешательства), беременные женщины – это, поверьте, наша серьёзнейшая забота, которая, можно сказать, даже умножилась из-за ковида, захватившего все умы и возможности. Мы об этих людях не забываем. Просто спасибо многим из них, особенно терпеливым нашим пожилым гражданам, что понимают ситуацию и ведут себя интеллигентно. Как, впрочем, и присуще нашему городу.

– Заражённые ковидом болеют по-разному, – отмечает Анастасия. – Некоторые не температурили, два раза кашлянули, практически не лечились, а через неделю мазок уже отрицательный. Среди тяжёлых всё же больше мужчин, а ещё – полных людей, ну и пожилые, конечно. Очень коварный этот вирус. Болеют и привитые. Но, как чётко показала практика, намного легче, чем не привитые от вируса. Как протекает заболевание, отчего это зависит и как ещё успешнее лечить человека – только предстоит докопаться учёным. Наша задача – выйти из создавшейся тяжёлой ситуации с наименьшими потерями, а лучше без таковых.

– Негатива и со стороны ковидных пациентов в период пандемии стало меньше, – говорит главврач поликлиники Виктор Александрович Коваленко. – Люди относятся с пониманием к происходящему и готовы мириться с ожиданием, лишь бы медики приехали и оказали помощь. А они стараются помочь настолько, насколько могут. Отдыхать не успевают, с перерывом на обед тоже сложности. Иногда поесть первый раз за день удаётся только поздно вечером или ночью. Но о себе не думают, когда видят, как не заканчиваются вереницы машин и людей у приёмного отделения. И с кадрами действительно сложно.

Поэтому мне особенно горько говорить о том, что наша звёздочка, наш тыл – Анастасия Андреевна Солодухина увольняется из ЦМСЧ и уходит на работу в другую организацию, где ей предлагают более щадящий график. Трое маленьких детей, один из которых – школьник, муж работает посменно. Женщину понять можно. Но если она надумает вернуться – милости просим, примем с радостью. Прекрасный работник. И мы очень благодарны ей за труд, ответственность и душевность.

– Да, из медицины я никуда. Это моё призвание, – улыбается Анастасия. – И очень жаль, что нас, медиков, пока не хватает. А для меня на всю жизнь главное – вовремя подоспеть, вовремя помочь человеку в беде и болезни. Меня именно вот это, можно сказать, ликующее состояние души привело в медицину. В двухтысячных родителям сложно было бы выучить меня в институте, я пошла на бюджетное отделение в медицинский колледж. И ни разу не пожалела о выборе профессии. Она – самая нужная.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите комментарий!
Я согласен на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности персональных данных

Пожалуйста, введите ваше имя