От свиданья закружатся головы,
Оживёт на стене Таракан.
Сколько милого, светлого, нового…
«Ах, художник! Какой хулиган!»
Лада Анкушина.

Не место на одном месте всему необычному и интересному. Оно просто просится на подиум, в витрину или в художественную экспозицию. Ну как, например, картины Сергея Волкоморова, его «Странные картинки». После демонстрации в Нижнетуринском музее они теперь радуют глаз и поднимают настроение посетителям читального зала «Бажовки».

Он пришёл на открытие своей выставки красивый, бодрый, юморной, готовый доверчиво, взахлёб говорить и говорить о работах, раскрывать задумку создания той или иной картины, свой на них взгляд. И читать в людских глазах, как минимум, заинтересованность, а чаще – удивление, восторг, вопрос.

Оказалось, многие видят его художественные идеи иначе, и ему это нравится. Как нравится и то, что не относят их к эпатажным. Собственно, в этом тандеме и есть секрет концептуального искусства, так объединяющего людей в удивлении и… дальнейшем познании.

Вопросов, кстати, много. В том числе и чисто практических. Его объёмный 3D-мир – на кусках ДВП разной величины. Некоторые картины свисают с потолка, потому что двусторонние. Все они без рам. Однако это их, как ни странно, вовсе не упрощает. Даже начинаешь немного теряться в множественной образности нарисованного, создающего просто-таки 3D-настроение.

Ещё бы, за плечами-то у автора непривычная жизнь странника, объехавшего полмира и отходившего тысячи миль в морях и океанах (служил матросом-подводником, потом работал в торговом флоте), бывшего бизнесмена, поэта, пишущего «неправильные» (как он сам говорит) стихи, но такие обнажённые и обнажающие окружающее несовершенство, автора РЭПсодий (то бишь рэпера), философа неформатной живописи, самобытного прикладника (а потому что «искусство любо в любой форме», и всё надо попробовать).

Отсюда – куклы: «Сергуня, выходящий за рамки», «Конь в пальто», «Гуляющий Таракан», «Цветущий Буратино», медитирующий в позе лотоса, «Мотогонщик», «Ангел». И опять – самый простой материал: поролон, шёлк, вата… Что-то сделано тщательно, что-то – штрихами, мазками (как, впрочем, и картины). Тем не менее, образы живые, с характерами. Правда, цвет в живописных работах не совсем эстетично используется (как детьми!) на полную катушку, мазки размашистые, иногда грубые, очертания фигур неясные. Куклы тоже порой даже уродливые, смотришь и думаешь: интересно, какие же в них заложены мыслеобразы?

В живописи использует в основном акрил. Но центр композиции – картина по мотивам работы Клода Моне «Дама в саду Sent Adress» – написана маслом и хороша необыкновенно. В ней передано главное: необычайно лёгкое настроение художника-француза, невесомая дымка летней неги, сочность зелени и неба, изящество женской фигурки…

Ему за пятьдесят, нет престижной профессии (он работает кочегаром детского лагеря в Ельничном), но круг его интересов далеко не сопоставим с реалиями. Сутки – «горячая» смена с огромной физической нагрузкой («и качаться не требуется»), двое суток – дома, с красками и снами. То есть, сначала – снами, которые приходят к нему постоянно: яркие, порой навязчивые, но всегда перерождающиеся в картины, стихи или куклы. И в картинах своих он, как и в поэзии, тоже «неправильный»: настороженный, обиженный, осуждающий, одинокий, порой депрессивный, хотя и влюблённый, хулиганистый, весёлый, лиричный, задумчивый, утешающий.

В большинстве своём они философские: остановись, задумайся: хобот ли это слона над водой, шея лохнесского чудовища или то, что мы сами придумали? Дождливая аллея или портал в другой мир? Ровненько выстроенные кубики кварталов в безжизненном асфальте или тоска непреодолимого? Линия электропередач, где столбы-атланты держат небо руками и… ногами, или просто стройный ряд обычных фигур?

Есть задорные, ясные сюжеты. Такие, например, как кото-серия. Коты строят глазки, балдеют от привалившей удачи, а бедняги чёрные – проходят через радугу и приобретают её чудесные оттенки. Теперь они цветные: рыжие, зелёные, сиреневые, но такие же хитрые и ленивые.

Непроста и интересна «серая» серия. Женские портреты глубоки, тщательно выписаны, прекрасны. И не надо мысленно делить выставку по темам, всё равно по вехам его жизни и по «полочкам» его мыслей не получится. Он такой, какой есть, этот Волкоморов. И выставка его – тоже.

Отмечаешь период увлечения творчеством других художников: А.Матисса, К.Моне, Р.Магритта, Петрова-Водкина. Создан целый калейдоскоп «переделок». Под Матисса танцуют не только красные юноши, но и любимые коты (тоже красные). А купающийся красный конь превратился в белого двухголового Тяни-Толкая.

Собственные любимые мотивы повторяются многократно. Например, зонты. «Одинокая под дождём» – самая привлекающая внимание вещь: какое-то светлое, активное одиночество, уверенная походка красивой женщины, легко преодолевающей обрушивающиеся на неё ливнем невзгоды. С зонтами у него летают, под ними грустят, укрываются от жизненных проблем и бед, запечатывают себя в подзонтное пространство, как в футляры, и даже натурально утопают в море болезненной зависимости, заполнив их тяжестью собственных тел (это уже из депрессивной серии, которую сотрудники «Бажовки» решили в полном объёме не представлять).

Итак, в нём две идентичности: поэт и художник. А ёмкость таланта одна, и большая. Уверяю, познакомиться совсем не помешает. Кстати, стихи Сергея Волкоморова можно прочесть на сайте Стихи.ру под ником Волчара.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите комментарий!
Я согласен на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности персональных данных

Пожалуйста, введите ваше имя