Дети войны: Письма с фронта

SONY DSC

Наверное, наша история похожа на многие истории и судьбы людей, рождённых той военной порой, – детей войны. Тяжёлое, трагическое время. Доброго и весёлого вспомнить почти нечего. Но всё же для нас наша семейная история дорога, как ничто другое.

Письма с фронта

Нам, троим сёстрам Чебыкиным – Евдокии, Фаине и Валентине, когда началась Великая Отечественная война, было 7 лет, 3 года и 1 год. Были ещё два старших брата – Фёдор и Сергей. Конечно, мы многое не помним. Но мама – Вера Ивановна Чебыкина, старший брат Серёжа и другие родственники нам немало рассказывали о том времени. Да и кое-какие личные впечатления врезались в детскую память и остались в ней навсегда. Как, например, письма с фронта.

Мы жили на Урале, в Артинском районе Свердловской области, в селе Могильниково. Семья большая и дружная, пятеро детей. Взрослые и ребята-подростки работали в колхозе и на нашем личном участке, заготавливали лес, запасались грибами да ягодами на зиму.

В 41 году отец – Иван Иванович Чебыкин – ушёл на фронт. И тут словно всё перевернулось в нашей жизни. Пенсия у мамы была крохотная – 7 рублей 50 копеек. Работала она, не покладая рук, и на ферме, и в поле. Мы, старшие, ходили в чужие люди нянчить детей, работать в поле. Было голодно. В округе была за лето съедена вся трава. Вспоминается горькая пословица тех лет: «Что жевалось – то глоталось».

Папа воевал в 51-й стрелковой дивизии. 8 августа 1943 года в боях за город Харьков он погиб. Мы побывали на его могиле, в те годы (было это двадцать лет назад) украинцы ещё чтили память о тех, кто освобождал от фашизма их города. На Украине долгое время ухаживали за могилами воинов Красной армии. Как там сейчас? Не знаем.

Но семья наша пережила не только смерть отца, а и гибель нашего старшего брата Фёдора Чебыкина. Мама не просыхала от слез. А мы никак не могли смириться с тем, что погиб он в марте 1945 года, не дожив до Победы всего лишь два месяца. Всякое случается на войне, но это – особенно обидно и для фронтовиков, и для гражданских. Да что там говорить, любая смерть близкого человека – это страшно, обидно и тяжело.

Когда началась война, Феде исполнилось только семнадцать. Как он умудрился попасть на фронт – неизвестно. Но в семье сохранились треугольники его писем, которые семья ждала с нетерпением, и фотография, на которой он в пилотке и военной гимнастерке. Федя писал: «Мама, я еду на фронт с охотой. Одели нас хорошо, дали новые сапоги, шинели, всё остальное. Питание хорошее». «Я – в разведке. Товарищи хорошие. В настоящее время находимся в Польше. От вас далеко уехал, но это ничего. Скорее бы кончилась война и вернуться бы домой! Я часто представляю, как я войду в свой дом родной и буду разговаривать с вами».

И ведь действительно ему один раз предоставили такую возможность. Фёдор приехал в отпуск. Это был настоящий праздник!

Мы хорошо помним, как собралось в доме много народу, и все спрашивали его о делах на фронте, о своих близких (не встречал ли, не слышал ли о них?). А нас, сестёр, он посадил к себе на колени и стал угощать хлебом и сахаром, которые привёз с собой. Мы были безумно счастливы! На груди у него блестели награды, сам он был весёлым, возбуждённым от такого людского внимания, а люди всё шли и шли. И он вновь и вновь принимался рассказывать какие-то эпизоды, успокаивать, подбадривать. А, уехав тогда, после отпуска, вновь воевать, Федя узнал о гибели отца.

В своём письме с фронта он писал: «Буду жив – я вернусь к вам, и тогда заживём знатно. Сколько есть сил у меня, всё брошу на то, чтобы отомстить фашистам за отца и за своих погибших товарищей. Считаю себя вполне подготовленным для этого справедливого дела».

Читая его письма, удивляешься его зрелой позиции настоящего мужчины, воина, защитника. А ведь ему не было и двадцати лет! Ни одной жалобы на трудности, никакого отчаяния и горечи, только твёрдая поддержка нас с мамой, любовь, тепло и забота.

Вот ещё несколько строк из его писем: «Сестрёнки, братик, желаю вам, мои дорогие, хорошего ума и хорошей жизни. Слушайтесь маму и порядочных людей, которые будут учить вас хорошему. Я понимаю: трудно жить, ходите полуголые и голодные, а сами беспокоитесь обо мне. Не нужно. Я вернусь и во всём буду помогать вам».

Письма от Феди читали всем селом. И они вселяли надежду в каждое сердце.

Наш брат и наш отец погибли. Но своим человеческим подвигом они приблизили Великую Победу. А мысли о них, ожидание писем с фронта грели наши души тогда, в тяжёлое военное время. Греют их и теперь.

Валентина Ивановна КАЧАЛКОВА (Чебыкина).

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here