С появлением в семье больного ребёнка в женщине открываются новые грани материнства, новое, седьмое дыхание не даёт опустить руки, когда, казалось бы, выхода нет. Мощным потоком в голове такой матери сонмы мыслей, идей, решений сменяют друг друга. ДЦП. Диагноз маленького члена семьи меняет реалии всех домочадцев. Детальные планы строятся минимум на год вперёд, вся жизнь теперь подчинена строгому распорядку, все – взрослые и дети – служат одной цели – исцелить, спасти беззащитного маленького человека.

Елена Зайцева – многодетная мама, в жизнь которой громовым раскатом ворвался диагноз младшего ребёнка. Старшей дочери Лене – 17 лет, в этом году она – абитуриентка, сыну – 8 лет, самой маленькой, Катеньке – четыре с половиной.

Малютка появилась на свет на сроке 30 недель, весом 1,5 кг. В роддоме не сразу диагностировали отслойку плаценты, в то время, когда счёт шёл на минуты… Много позже неврологи скажут, что всего за два часа, что мозг ребёнка не получал питания в утробе матери, произошли непоправимые изменения.

Главной задачей в первые полгода жизни малышки доктора позиционировали добор веса. Мол, девочка подрастёт – и всё наладится. Но опытная мама наблюдала за ребёнком и, поняв, что девочка отстаёт в развитии по иной причине, забила тревогу. В медицинском центре Екатеринбурга неврологи безошибочно определили, что у Кати формируется ДЦП. У всей семьи в одночасье жизнь перевернулась с ног на голову.

В год Кате дали инвалидность, начались поездки по медицинским центрам. Первым был центр «Бонум», потом центр «Здоровое детство», где специалисты высокого уровня, практикуя различные эффективные методики, начали оказывать реальную и эффективную помощь Кате. Но! Курс реабилитации длительностью 2-3 недели обходится многодетным родителям в 100-120 тысяч рублей. Каждые три месяца. Плюс расходы на жильё в Екатеринбурге. Спутник ДЦП – сильная спастика в мышцах ног, чтобы её снимать, необходима ботулинотерапия. Курса стоимостью 30 тысяч рублей хватает примерно на четыре месяца, потом – снова невозможно заниматься, снова нужны уколы.

Прекращать реабилитацию нельзя. Раз в три месяца семья собирает деньги и Катя с мамой отправляются на очередной курс. Если не делать ничего, ребёнка попросту «скрутит». К 16 годам девочка будет умирать от боли, и ей ничем нельзя будет помочь. Пока суставы мягкие, с ребёнком нужно заниматься ежедневно.

В свои четыре с половиной Катюша весит 12 килограммов, не может самостоятельно сидеть, только пытается ползать. После курса дельфинотерапии прошлым летом проявилась динамика в интеллектуальном развитии – девочка может произнести «мама» и «папа». Она активно реагирует на речь, взглядом указывает на названные предметы, может выразить согласие или несогласие – поворотом головы.

Старшие дети Лены прекрасно понимают, ради чего все родительские усилия, поэтому не претендуют на дорогие подарки, вещи, гаджеты. Когда Кате было два года, Лена оставила работу. Её муж Михаил работает инженером-конструктором на комбинате «Электрохимприбор». Простая семья. И непростые планы. Их жизненный ориентир – новые возможности для маленькой Кати.

Лена создала группу в социальной сети для общения мам больных ребятишек, она не опускает рук, верит в лучшее и ни на мгновение не перестаёт мечтать о здоровье своей младшей дочери.

Каждый из нас, счастливых и здоровых людей, в состоянии помочь растерянной, но неунывающей маме, её прекрасной семье и улыбчивой Кате.

Если вы хотите помочь Кате Зайцевой, денежные средства можно отправить на карту Сбербанка 4276 8160 2547 0731  (Елена Вадимовна Зайцева – мама Кати, телефон 8-950-193-20-07).

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here