(Продолжение. Начало в № 35)

Вы когда-нибудь ощущали рядом с собой невероятную мощь, которая даже не постижима мыслью? Энергию огромных масштабов, сравнимую по мощности с силой двух Солнц? Участники пресс-тура «Атомное зазеркалье», посетив опасное, мощное «сердце города» Заречного, ощутили такое.

В утопающем в зелени Заречном Белоярскую атомную станцию видно из любого уголка города. Её бело-красные трубы напоминают всем о том, что рядом находится самое крупное в России производство атомной электроэнергии. Журналисты и редакторы СМИ Свердловской области были приглашены на экскурсию. Величественные размеры жемчужины атомной отрасли – Белоярской АЭС – внушали серьёзные мысли уже на подъезде к станции. Нас встретили представители администрации предприятия и провели в комнату, где мы могли оставить свои личные вещи.

Царство мирного атома
Секреты Зареченского зазеркалья – а это и есть «Белоярка», доступны не каждому, по крайней мере, лишь ограниченному кругу людей. А потому проносить на станцию было запрещено абсолютно всё, кроме аккредитованной техники. На проходной стоят солдаты, обеспечивающие безопасность входа и выхода с АЭС. Ребята серьёзные. От их начальника мы услышали: «Мы тут не конфетки делаем!» Фраза запомнилась – настолько строгим тоном она была сказана.

Все гости прошли проверку по спискам (пофамильно, по паспорту). Солдаты сверяли лица и имена. Мы проходили рамки под присмотром охраны. А технику оставляли на ленте, похожей на приборы досмотра в аэропорту. Журналисты, обычно отпускающие шуточки и довольно бойко комментировавшие до этого любые действия и высказывания гида, все до одного вели себя смирно. Даже разговаривали тише, чем обычно.

Прежде чем начать выдавать секреты атомного зазеркалья, немного остановлюсь на том, что это вообще такое – Белоярская АЭС, для тех, кто имеет об этом смутное представление.

БАЭС в 1964 году открыла для нашей страны эпоху большой атомной энергетики. В её составе четыре энергоблока. В апреле 1964 года первый энергоблок с водографитовым реактором на медленных нейтронах был введён в эксплуатацию. Второй реактор на медленных нейтронах был запущен в 1967 году. В 1980 году был запущен реактор промышленного масштаба на быстрых нейтронах – БН-600, работающий на станции до сих пор. В 2015 году Белоярская атомная станция получила в эксплуатацию ещё один ядерный реактор на быстрых нейтронах БН-800.

Энергоблоки на быстрых нейтронах призваны обеспечить переход атомной отрасли на принципиально новую технологическую платформу, существенно расширить топливную базу атомной энергетики и минимизировать радиоактивные отходы за счёт организации замкнутого ядерно-топливного цикла. К слову, в ближайшее время на БАЭС планируется строительство ещё более мощного энергоблока БН-1200, подготовка площадки уже началась.

Строго-настрого
Переодеваемся в бело-голубые робы, надеваем каски. Нас встречают специально обученные экскурсоводы и сразу предупреждают, что фотографировать на станции можно далеко не всё. Щёлкать фотоаппаратом разрешалось только при определённых ракурсах. На всей территории Белоярской атомной станции нас сопровождали три сотрудника службы безопасности. В случае «неправильного» фото или ракурса один из них подбегал и, держась за оружие, требовал удалить момент с карты памяти, наблюдая, как ты это делаешь, и отсматривая три кадра «до» и «после».

Первым делом мы отправились в турбинный цех. По пути нам выдали беруши. «На кой?..» – мелькнула шальная мысль. Скоро стало понятно – в турбинном зале гул стоял такой, что не было слышно не то что голоса экскурсовода, самого себя! Гигантский цех, чуть меньше небольшого стадиона, вмещает невероятное количество труб, агрегатов, узлов – как всё это называется и как работает, непосвящённому совершенно непонятно. Главная часть цеха – несколько турбогенераторов, вырабатывающих электрическую энергию.

Управление блоками АЭС осуществляется из блочного щита управления. Он расположен в реакторном отделении, но в «чистой зоне», в удалении от реактора. Здесь круглые сутки находятся: ведущие инженеры по управлению реактором, турбинами, по управлению блоком и начальник смены блока. На этих людях огромная ответственность – от их опыта и знаний в первую очередь зависит безопасность. Следят за температурой и другими показателями блоков. Каждый из них по отдельности и строго по расписанию ходит обедать и ужинать. Никогда не оставляют без присмотра мониторы. Вокруг них большие панели с датчиками, кнопочками и переключателями. Вверху – мониторы, где в реальном режиме, через камеры видеонаблюдения можно следить за работой «сердец предприятия».

Отвлекать инженеров расспросами нам запретили. Экскурсовод предупредил – «Стоять строго за чертой, не разговаривать, не задавать вопросов. Люди работают над серьёзными вещами». Так постепенно подошла очередь самого интересного – посещение зала, где угнездился атомный «паук», тот самый реактор на быстрых нейтронах БН-800.

Подъём в «преисподнюю»
Организаторы пресс-тура предупредили сразу – бегать по лестницам и переодеваться вам придётся много. И вправду. По команде сопровождающих мы переоделись в белоснежную спецодежду и обувь по всем правилам. На «Белоярке» неслучайно выбран именно такой цвет одежды. При радиоактивном загрязнении пылью или грязью – будет видно место загрязнения. И одежда сразу же направится на очистку. А человек – в специальный цех обработки. Затем на контрольном пункте мы получили индивидуальные дозиметры, чтобы по возвращении узнать – нахватал кто-то Рентгенов в реакторном зале или нет.

Несколько коридоров, десяток толстенных металлических дверей, ещё многочисленные пролёты по узким лестницам и… реактор предстаёт перед нами во всём своём великолепии. Сверху он действительно напоминает гигантского паука, раскинувшего свои чудовищные лапы по залу.

Под оранжевым колпаком – 600 градусов. К самому реактору подведены трубки с натрием. А специальный зал длиной более километра охлаждает стержни водой и воздухом. Находиться рядом с таким оборудованием – абсолютно безопасно. Потому что на БАЭС уделяют безопасности огромное внимание.

Покидаем реакторный зал и первым делом идём на радиационный контроль: у всех всё чисто. Переодеваемся, благодарим гидов и руководство станции за отличную экскурсию и покидаем царство мирного атома.

Рыба с деревянным носом
Заключительным этапом нашего пресс-тура стало посещение Белоярского рыбопитомника, который расположен в тёплых водах водоотводящего канала энергоблока № 3. Благодаря остаточному теплу, которое отводится в водохранилище от конденсаторов турбин энергоблока, в садках рыбопитомника комфортно чувствуют себя различные породы рыб.

В резервуарах – своеобразном музее-аквариуме рыбопитомника Белоярской АЭС – плавали виды рыб, которые обитают в водоёме: стерлядь, белый амур, осётры, серебристые толстолобики. А ещё сом-хулиган, который, то и дело норовит выскочить из своей «клетки» и спрятаться туда, где его будут долго искать, ручные карпы кои, золотые рыбки и даже (!) веслоносы – рыбы, похожие на утконосов. Они любят, чтобы им чесали брюшко. Настолько ручные.

Рыбхозяйство участвует в процессе зарыбления Белоярского водохранилища, в чём предложили поучаствовать и нам. При нас целых три бочки мальков были выпущены в воду, для того чтобы они в последствии размножались и поддерживали микрофлору водохранилища.

Каждому желающему журналисту раздали по маленькой особи, и мы сами выпустили их в водоём, назвав в честь своих изданий и предприятий. Рыбка Вестник, махнув мне на прощание плавником, уплыла жить своей счастливой жизнью. Долгого плавания, Вестник!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here