19 апреля исполнилось 74 года со дня образования органов военной контрразведки «СМЕРШ» («Смерть шпионам!»). Структура была создана в составе Красной Армии в 1943 году для борьбы со шпионами, диверсантами, террористами и предателями. На счету сотрудников спецслужбы – около 30 000 обезвреженных вражеских шпионов, более 9 500 ликвидированных диверсантов и террористов, около 200 проведённых радиоигр с немецкой разведкой, способствовавших успеху наступательных операций советских войск.

Немногие знают, что подразделения военной контрразведки «СМЕРШ» находились в штате действующей армии, подчиняясь Наркомату обороны СССР, и не входили в состав НКВД. Смершевцами становились наиболее отличившиеся военнослужащие, имеющие военное образование. Многие из них до назначения в органы контрразведки получали опыт службы в разведке. Случалось, что сотрудники «Смерша» непосредственно участвовали в боях с фашистами, а в случае гибели командиров подразделений – принимали на себя командование.

За период Великой Отечественной войны в боевых действиях погибло более 6000 сотрудников военной контрразведки, а средняя продолжительность службы оперработников в войсках не превышала трёх месяцев, после чего они выбывали вследствие гибели или ранения. Это свидетельствует о том, что работа сотрудников «Смерша» сочеталась с высоким риском для жизни.

Стоит сказать и о том, что вопреки распространённому мнению, заградительные отряды при органах «СМЕРШ» никогда не создавались и «расстрельные» приговоры военнослужащим структура не выносила, так как не являлась судебным органом. О реальной деятельности органов «СМЕРШ» в годы Великой Отечественной войны могут свидетельствовать сохранившиеся документальные материалы и воспоминания ветеранов. Приведём некоторые из них.

Захват
(из воспоминаний Ильи Алексеевича Горелкина)

В январе 1943 года военной контрразведкой были получены данные, что в районе Витебска на участке полка, который оперативно обеспечивал И.Горелкин, немцами оборудованы два блиндажа, использовавшиеся для переброски агентуры в тыл Красной Армии. Командованием было принято решение: разведгруппе перейти линию фронта и захватить всех, кто будет находиться в блиндажах. В состав группы вошёл и Илья Горелкин.

21 января двенадцать советских разведчиков, миновав ночью линию фронта, к утру уже были в районе вражеских блиндажей и организовали наблюдение. Операция началась около 20 часов. Часовых удалось уничтожить, но находившиеся в блиндаже открыли стрельбу. В перестрелке двое из них были убиты, один взят в плен. Захваченный немец оказался майором – специалистом по переброске агентуры в наш тыл. Как потом выяснилось, среди убитых были обер-лейтенант – сотрудник Абвера и агент в форме капитана Красной Армии, имевший необходимые для заброски в тыл документы (в том числе справку о ранении и отпускной документ с выездом в Свердловск), а также два ордена и несколько медалей.

Задержание
(из воспоминаний лейтенанта в отставке Нины Тимофеевны Речняк)

В апреле 1945 года из управления штаба фронта срочной шифровкой сообщили о сброшенных с самолёта на территорию Польши агентах немецкой разведки. Указывалось, что они одеты в новое советское обмундирование, вооружены пистолетами ТТ, имеют документы о возвращении из госпиталя в свою часть.

Нина Тимофеевна в это время занимала должность комвзвода отдела «СМЕРШ» 167-й стрелковой дивизии, находившейся в городе Струмень. С начальником отдела они быстро распределили всех солдат взвода и отправились на выполнение задания. Лейтенанту Речняк с подчинённым для проверки досталась юго-западная часть города.

Встретившийся по пути капитан, возглавлявший заградотряд, предупредил, что обозначенное для проверки здание – типичный барак на нейтральной полосе и что там накануне убили нашего солдата.

Забравшись по стене на чердак, Нина Тимофеевна увидела лежащего человека в шинели. Придя в себя после короткого замешательства, она скомандовала: «Не шевелиться!» При задержании незнакомец сопротивления не оказал, сообщил, что с ним был ещё один человек, который ночью ушёл к немцам. Всё остальное совпадало с шифровкой: задержанный был одет в новое советское обмундирование, имел пистолет ТТ и документы о направлении из госпиталя в воинскую часть для прохождения службы. Кроме того, в кармане гимнастёрки обнаружилась ампула с ядом.

Вскоре группа Нины Тимофеевны благополучно доставила «клиента» в отдел контрразведки. Так было выполнено поставленное задание.

Пленённые, но не покорённые
(из воспоминаний полковника в отставке Алексея Арсентьевича Кочурина)

В конце войны младший лейтенант Алексей Кочурин проходил службу в опергруппе Управления контрразведки «СМЕРШ» 1-го Украинского фронта. 9 мая 1945 года, находясь в месте расположения группы, услышал из-за угла шёпот: «Товарищ младший лейтенант» – и увидел сначала одну, затем вторую фигуру. Оказалось, два сотрудника военной контрразведки, ранее находившиеся в немецком плену, капитан Кашин и сержант госбезопасности Бондаренко, решили таким образом заявить о себе. Возвращение двух оперработников из немецкого плена было событием исключительным.

Кашин и Бондаренко были пленены немцами на разных фронтах после ранений, в бессознательном состоянии, и благодаря счастливому стечению обстоятельств им удалось скрыть от немцев свою принадлежность к органам госбезопасности. Кашин попал в плен в 1944-м, и существовавшая тогда форма одежды не выделяла его среди других военнослужащих, а Бондаренко, пленённый в 1941-м, сумел отвести от себя подозрения, переодевшись и выдав себя за рядового – писаря полка, у него был красивый почерк. В дальнейшем, благодаря этому качеству, Бондаренко стал писарем в управлении лагеря. Три года, испытывая лишения и усиливающуюся болезнь лёгких, он нечеловеческими усилиями собирал сведения на лагерную агентуру гестапо, которая помогала фашистам проводить жесточайшую политику истребления советских патриотов.

На ноге ниже колена у Бондаренко была прилипшая к телу матерчатая повязка, скрывавшая полуистлевшие листы бумаги с собранными данными. Чтобы отделить повязку от тела, пришлось прибегнуть к помощи врача, под ней на теле зияли глубокие раны. Таким образом патриот сохранил материалы более чем на 70 выявленных им особо опасных государственных преступников.

О появлении Бондаренко и Кашина и о полученных сведениях было доложено в УКР «СМЕРШ» 1-го Украинского фронта. Оттуда поступила команда доставить их в Дрезден. В дальнейшем Бондаренко прошёл лечение, а за свой подвиг был награждён орденом Отечественной войны I степени.

О пользе человечности на войне
(из воспоминаний Дорофея Сергеевича Лобашова)

В августе 1945 года в ходе разгрома милитаристской Японии наши войска взяли город Мулин. Особый отдел, в котором служил капитан Д.Лобашов, разместился в большом купеческом доме.

В складах дома были обнаружены около шестидесяти женщин с детьми, укрывавшиеся от боёв. Узнав, что всех отпускают домой, они успокоились, но, поскольку дело было вечером, многие решили остаться на ночь в укрытии. Д.Лобашов не возражал и даже выставил у входа охрану, чтобы ничего не случилось. Он уже собрался уходить, как его окликнула одна из женщин. Её подруга была ранена, требовался врач. Подобные вопросы в таких ситуациях по военным законам решаются только через начальство. Лобашов позвонил напрямую комдиву, и тот прислал медиков. Наутро, когда рана уже не вызывала опасений, пострадавшую на машине отвезли домой.

Такое отношение, по-видимому, сыграло роль в том, что женщина, которая ухаживала за больной, подошла к оперативному сотруднику: «Можно с вами поговорить?»

Анна Георгиевна (так её звали) рассказала о том, что служила в японской военной миссии уборщицей и что в тылу дивизии находится японская разведывательно-диверсионная группа.

Немедленно информация была доложена начальству. Выехали на указанную женщиной железнодорожную станцию. Её начальник – говоривший по-русски китаец лет тридцати, увидев партбилеты советских офицеров с портретом Ленина, прижал документ к груди: «Ленин! Мао Дзэдун!» – и тут же подтвердил существование отряда и даже показал место на карте, где он примерно располагается. С усиленной ротой удалось окружить место и взять в плен 33 человека.

За успешную реализацию оперативной информации капитан Д.Лобашов был награждён орденом Отечественной войны I степени.

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Нужно больше подобных историй максимально подробно описанных. Читая рассказы очевидцев и участников страшных событий времен Великой Отечественной, начинаешь глубже понимать, что стоит наша свобода сегодня. Спасибо за статью. Пишите еще больше. Надеюсь эти рассказы распростронятся по сети на весь мир.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here